У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Dragon Age: Wicked Grace

Объявление


Для корректного отображения форума администрация советует отключать AdBlock.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Wicked Grace » Забытые записи » Арка IV. "Алхимик."


Арка IV. "Алхимик."

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

"Алхимик."
Дата: 4е Элувиеста/Клаудрича года 9:40 века Дракона.
Место: Империум Тевинтер, Минратус.
Погода: Сухо, безветренно и тепло.
Участники: Винсент Марий, Алексиус [НПС], Феликс [НПС].
Вмешательство: Нет.
Описание: Желая вернуть влияние своей семьи в Магистериуме, Марий идёт на сделку с Герионом Алексиусом, недавно лишившимся своего ученика, который бесследно исчез, бросив их совместные исследования и разработки. Марий к тому времени уже достаточно известен в узких кругах, как одарённый алхимик, а потому, к нему обращается магистр Алексиус с очень заманчивым предложением. Вот только Марию пока неизвестно, что скрывается за приветливой улыбкой магистра и какие тёмные тайны он вскоре узнает.

0

2

День начинался прескверно для магистра Гериона Алексиуса. Для начала - его единственный сын Феликс едва не отправился в Тень из-за очередного приступа его неизвестной [хотя кого я обманываю - прекрасно известной магистру] болезни. Усилия лекарей и алхимиков Алексиуса удержали юношу в этом мире, но они не могли вырывать его из когтей смерти вечно и магистр понимал это. Для него не имело значения, какова будет цена, главное во что бы то ни стало исцелить сына. Эта цель оправдывала любые средства. А потому, он не раздумывая согласился на предложение венатори присоединиться к их пока ещё тайному обществу. Он с осторожностью относился к перспективам, которыми грезили фанатики, но возрождение древнего Империума... Да почему бы нет, быть может, удастся вернуть знания утраченные в веках. И тогда, быть может, появится возможность спасти Феликса.
-...как думаете, насколько далека от истины андрастианская церковь, - обратился он к Марию, явившемуся по приглашению магистра, - они верят в то, что именно маги древнего Тевинтера взошли на небеса и осквернили Чёрный Город, тем самым обрушив на Тедас Первый Мор. Угощайтесь, - он указал на кувшин с вином, на котором стояло неизвестное Винсенту клеймо. Колонны уходили во мрак сводов, куда тянулись и кажущиеся бесконечными полки с книгами и свитками. Вообще, кабинет Алексиуса был просто мечтой любого учёного - здесь и алхимическая лаборатория и книги и необходимые инструменты, ритуальные принадлежности.
Феликс стоял в отдалении. Добродушный юноша искренне приветствовал Мария, но Винсент должен был понимать, что магистр что-то скрывает и, очевидно, они могли помочь друг другу.
- К слову, быть может вы слышали, - осторожно осведомился Алексиус, - как там дела у магистра Павуса?
Талантливый не по годам ученик магистра Алексиуса исчез некоторое время назад и пока это ещё не было известно широкой публике. В прочем, скандальная репутация юного Дориана и так уже сослужила дурную услугу его наставнику. Теперь, ему был нужен новый ученик и Алексиус был не против взять под опеку этого отпрыска знатного, но утратившего былое влияние рода. Кто знает, может мальчишка ему пригодится и когда-нибудь у него будет одарённая марионетка в Магистериуме...

+1

3

- Позвольте выразить вам свою благодарность за приглашение в вашу обитель. Хоть мои слова и не умерят ни вашего, ни горя вашего сына, я искренне соболезную утрате вашей семьи. Она была истинной тевинтеркой, и я надеюсь, что утрата жены и матери не пошатнет величия рода Алексиус. 
Винсент слегка кивнул, всем своим видом выражая сожаление и скорбь, на какую только мог бы претендовать гость, едва знающий как самого магистра, так и всех его родственников. Достойно поприветствовав хозяина дома и тем самым, выразив формальное уважение хозяину, гость сел на шелковую подушку, подстеленную на богато украшенный стул с высокой спинкой. Богатое ложе для знатного седалища.
После падения отца в глазах Магистериума, равно как и репутации рода Мариев, магистры редко приглашали Винсента или Приму без повода. Различные балы и празднования не в счет, однако, порою Мариев не звали даже в такие важные для знати мероприятия. Впрочем, зачастую Винсу и не требовалось приглашение. Хотел ли магистр Алексиус просто попросить у Винсента что-то или же намеревался плести свои интрижки на его счет? «Кого я обманываю? С магистрами не бывает все так просто…»
Винсент выглядел максимально серьезно, однако, слегка задранный подбородок и некая высокомерность во взгляде разительно отличала его от того Винсента, что буквально мгновением ранее был сочувствующим и соболезнующим гостем. Хоть Герион Алексиус и является магистром, их семья была на равных с родом Мариев. В жилах Винсента текла такая же кровь древних сомниари, как и у Гериона. А потому средний из Мариев (хоть они с Примой и близнецы, она старше на несколько часов) не собирался изображать из себя послушного лизоблюда, как любят делать иные лаэтане или представители еще более низших сословий.
- Вы слышали о веровании племен авваров, магистр Алексиус? Они считают, что поклоняясь определенным божествам своего пантеона, они получает благословление богов. Среди авваров есть история о том, как одно племя, отвергнув все остальные божества, поклонялось исключительно Хозяйке Небес. И якобы эта лжебогиня унесла племя Вивернов на небеса с помощью орлов, когда Тевинтер уничтожал остальные. Мы с вами понимаем, насколько абсурдной кажется эта история для нас – цивилизованных граждан Империи. Однако, среди авваров история о племени Вивернов – священна и не подлежит обсуждению… Так как же церковь южноземельцев может утверждать, что ее история о Грехе есть истина? Возможно, они не правы. Возможно, мы. Возможно даже история авваров не такая абсурдная, какой кажется нам. Я думаю, что человеку все равно во что верить, будь то правда или ложь, лишь бы вера эта была подлинной и сильной.
Винсент сделал вид, что лишь пригубил напиток, на самом деле лишь коснувшись содержимого своими губами и кончиком языка. Старая привычка. Он хорошо знал, что такая примитивная проверка зачастую позволяет понять, находится ли в напитке сильнодействующий яд. Конечно, это нисколько не сравниться с различными алхимическими или даже бытовыми методами проверки вина на опасное содержимое. Но всяко лучше, чем ничего. Если по прошествии пятнадцати минут он не почувствует неприятные ощущения любого рода на «проверяемых» частях, тогда все более-менее хорошо. Ну а выпил ли он или нет – кто это проверит? Здесь нужны весы, как минимум. Конечно, Марий не считал, что его пригласили сюда лишь для того, что бы отравить. Это было бы бессмысленно. Однако, привычки есть привычки.
Опытный глаз врача, повидавшего множество проявлений различных недугов, заметил неестественность в поведении сына магистра. При более тщательном осмотре Феликс выглядел даже как-то болезненно. Было видно, что недуг юноши максимально замаскировали под слабым гримом и, возможно, определенными лекарственными стимуляторами. Увы, без подробного осмотра Винс мог строить только догадки.
- К слову, быть может вы слышали, как там дела у магистра Павуса?
- Верно. Я слышал, что роду Павусов слегка не хватает… сплоченности. Если верить слухам, юный Дориан повел себя согласно своей бретерской натуре и совсем не выходит в свет. Надеюсь, вы более осведомлены о судьбе своего ученика?
Марий прекрасно знал об изгнании Дориана Павуса, наследника очень хороших семей, которому взбрело в голову делать все наперекор всем Тевинтерским устоям. «В отличии от Корнелии, он хотя бы заслужил свое изгнание» - подумал Винс, вспоминая те ужасные дни, когда Луций Марий поддавался своему безумию. Благо, сейчас Корнелия дома и более не стоит переживать за нее. «Зачем магистру Алексиусу упоминать столь больную для себя тему? На что же ты намекаешь, старый отшельник?» Пока что единственным верным действием было терпеливо ждать новых порций информации от магистра.

Отредактировано Винсент Марий (2015-03-14 19:01:33)

0

4

- Благодарю за эти слова, юноша, - отозвался Алексиус, тщательно скрывая безразличие в голосе. Прекрасно, формальности соблюдены, теперь можно переходить к делу. Если бы это был Орлей, вино, скорее всего, было бы отравлено. Но нет, тевинтерская игра велась несколько иначе, но интриги, которые плели в тени Магистериума были не менее опасны и смертоносны.
- Сплочённость, - магистр Алексиус изобразил печальное выражение лица и, учитывая мрачное настроение последних дней [ибо Феликсу становилось всё хуже, а без проклятого мальчишки Дориана исследования Алексиуса если не остановятся, то точно не принесут быстрого результата, а это может стоить жизни единственному сыну и наследнику магистра] у него почти получилось, - вот чего не хватает нашей некогда великой Империи.
Магистр пропустил мимо ушеё лекцию о религиозных предпочтениях варваров, при этом делая вид, что с интересом слушает собеседника. Это он умел - во всяком случае, во время заседаний Магистериума,когда мысли Алексиуса были где-то далеко от политики и безразличных ему государственных дел. На пыльных страницах, пожелтевших от времени. На дне песочных часов, каждая пещинка в которых отмеряла срок, отведённый Феликсу.
- Мой ученик предпочёл жизнь в изгнании мудрости и возможностям, которые я предложил ему. Скажите мне, юный Марий, вы хотели бы занять его место?
Это не Орлей и предложение Магистра не обязательно должно было быть написано в стихотворной форме и передано через слугу, колыхание веера или чуть более глубокое, чем позволяли приличия декольте какой-нибудь знатной тевинтерки. В прочем, его слова можно было истолковать и как "теперь ты слишко много знаешь, молодой человек. Соглашайся, или нам придётся долго придумывать оправдание почему второй магистрский отпрыск исчезает в моём кабинете. Хотя... Этого то искать не будут."

0

5

Вопрос магистра Алексиуса прозвучал столь же внезапно и неприятно для Винсента, как бывает, звучит звук связок, отрывающихся с кости при отделении конечностей. Неприятный, прямой, но необходимый звук. Почему-то альтусу всегда становилось не по себе при этом. Вот и сейчас открытое предложение магистра вступить в качестве его ученика звучало весьма… спорно. Мягко говоря.
Алексиус всегда был известен своей позицией касательно Магистерума и Империи в целом. Недаром его прозвали «магистром-отшельником». Герион Алексиус вел политику, которая отчасти походила на политику отца в период его безумия. Отец Винсента, Луций Марий, также открыто выступал против многих текущих правил, выделяя все недостатки нынешнего метода правления. Увы, в отличии от Алексиуса, обезумевший Луций совершенно не думал об осторожности и лишь поэтому только его голова была отсечена и лишь Мариев лишили места в Магистеруме.
Винсент искренне не мог понять, что же даст Гериону подобный союз. Когда дело обстояло с Дорианом, то все было предельно понятно. Идеально выведенный потомок очень могущественного рода – он давал Алексиусу столько влияния, столько сам магистр вряд ли добился бы и за свою жизнь. Павусы слишком сильный род, что бы их окружение не уважали подобающе им самим. Однако, с Мариями все обстояло иначе. Из-за «проделок» отца их род сильно упал в глазах магократии. Хоть сейчас дети Луция и начали обретать свое собственное влияние и постепенно восстанавливать доброе имя семьи, Марии не опустились до того, что бы пособничать кому-то равному им. Винсент не собирался становиться хоть чьим-то учеником, равно как и Прима. Во-первых, он сам не в том возрасте, что бы быть учеником. Даже наоборот. Во-вторых, Герион не настолько влиятелен, что бы кто-то вроде Винсента становился ему под крыло. Оставалось сообщить все это в более-менее вежливой форме.
- Магистр Алексиус, сколько лет вашему сыну? – начал он, покручивая кубок в руке, - Полагаю, он родился, когда вам было примерно столько же, сколько сейчас мне, верно? Понимаете, предложите вы это лет двенадцать-тринадцать назад, я бы, возможно, подумал. Вернее, подумал бы мой отец. Однако, сейчас его нет. Уже восемь лет я восстанавливаю честное имя Мариев, являясь главой этого рода. Боюсь, что обстоятельства не позволяют мне стать вашим учеником, - подчеркнул он это слово, вкладывая в голос нотки презрения, - А если не смотреть на обстоятельства, то лично я не одобряю настолько неравный договор между. Надеюсь, вы простите мне подобную прямоту.
Отложив кубок, Винсент подался вперед, опершись локтями о стол и сложив пальцы домиком.
- На вашем месте я бы предложил союз, ибо мы с вами одинаково обязаны вести свои дома к величию. Следовательно, мы равны. Предположим, что я бы согласился. Какая от этого выгода нам обоим?
Отец слишком сильно воспитал в своих отпрысках чувство долга перед семьей. Он часто любил ставить в пример писания из древней книги, которую Винсент так и не смог найти. «Ради блага семьи можно пожертвовать ее членом, ради блага деревни можно пожертвовать семьей, ради блага страны можно пожертвовать деревней, а ради спасения своей души можно пожертвовать всем миром». Эти слова стойко вьелись в память Винсента. «Чего бы это ни стоило, я сделаю все ради восстановления чести и светлой памяти Мариев!»

0


Вы здесь » Dragon Age: Wicked Grace » Забытые записи » Арка IV. "Алхимик."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC